?

Log in

No account? Create an account
soniaponka
Не перестаю удивляться....
Даниил ХАРМС. СЛУЧАИ 
1st-Oct-2011 12:27 pm
miyajima
ВЫВАЛИВАЮЩИЕСЯ СТАРУХИ 
Одна старуха от чрезмерного любопытства вывалилась из окна, упала и разбилась. Из окна высунулась другая старуха и стала смотреть вниз на разбившуюся, но от чрезмерного любопытства тоже вывалилась из окна, упала и разбилась. Потом из окна вывалилась третья старуха, потом четвертая, потом пятая. 
Когда вывалилась шестая старуха, мне надоело смотреть на них, и я пошел на Мальцевский рынок, где, говорят, одному слепому подарили вязаную шаль.

ПУШКИН И ГОГОЛЬ 
Гоголь падает из-за кулис на сцену и смирно лежит. 
Пушкин (выходит, спотыкается об Гоголя и падает): Вот черт! Никак об Гоголя! 
Гоголь (поднимаясь): Мерзопакость какая! Отдохнуть не дадут. (Идет, спотыкается об Пушкина и падает.) Никак об Пушкина спотыкнулся!
Пушкин (поднимаясь): Ни минуты покоя! (Идет, спотыкается об Гоголя и падает.) Вот черт! Никак опять об Гоголя! 
Гоголь (поднимаясь): Вечно во всем помеха! (Идет, спотыкается об Пушкина и падает.) Вот мерзопакость! Опять об Пушкина! 
Пушкин (поднимаясь): Хулиганство! Сплошное хулиганство! (Идет, спотыкается об Гоголя и падает.) Вот черт! Опять об Гоголя! 
Гоголь (поднимаясь): Это издевательство сплошное! (Идет, спотыкается об Пушкина и падает.) Опять об Пушкина! 
Пушкин (поднимаясь): Вот черт! Истинно, что черт! (Идет, спотыкается об Гоголя и падает.) Об Гоголя! 
Гоголь (поднимаясь): Мерзопакость! (Идет, спотыкается об Пушкина и падает.) Об Пушкина! 
Пушкин (поднимаясь): Вот черт! (Идет, спотыкается об Гоголя и падает за кулисы.) Об Гоголя! 
Гоголь (поднимаясь): Мерзопакость! (Уходит за кулисы.) За сценой слышен голос Гоголя: "Об Пушкина!"
Занавес.

СОН 
Калугин заснул и увидел сон, будто он сидит в кустах, а мимо кустов проходит милиционер. 
Калугин проснулся, почесал рот и опять заснул, и опять увидел сон, будто он идет мимо кустов, а в кустах притаился и сидит милиционер. 
Калугин проснулся, положил под голову газету, чтобы не мочить слюнями подушку, и опять заснул, и опять увидел сон, будто он сидит в кустах, а мимо кустов проходит милиционер. 
Калугин проснулся, переменил газету, лег и заснул опять. Заснул и опять увидел сон, будто он идет мимо кустов, а в кустах сидит милиционер.
Тут Калугин проснулся и решил больше не спать, но моментально заснул и увидел сон, будто он сидит за милиционером, а мимо проходят кусты. Калугин закричал и заметался в кровати, но проснуться уже не мог. 
Калугин спал четыре дня и четыре ночи подряд и на пятый день проснулся таким тощим, что сапоги пришлось подвязывать к ногам веревочкой, чтобы они не сваливались. 
В булочной, где Калугин всегда покупал пшеничный хлеб, его не узнали и подсунули ему полуржаной. А санитарная комиссия, ходя по квартирам и увидя Калугина, нашла его антисанитарным и никуда не годным и приказала жакту выкинуть Калугина вместе с сором. 
Калугина сложили пополам и выкинули его как сор.

ЧЕТЫРЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ ТОГО, КАК НОВАЯ ИДЕЯ ОГОРАШИВАЕТ ЧЕЛОВЕКА, К НЕЙ НЕ ПОДГОТОВЛЕННОГО 

Писатель: Я писатель. 
Читатель: А по-моему, ты г...о! 
Писатель стоит несколько минут потрясенный этой новой идеей и падает замертво. Его выносят.
II
Художник: Я художник. 
Рабочий: А по-моему, ты г...о! 
Художник тут же побледнел как полотно, И как тростинка закачался, И неожиданно скончался. Его выносят. 
III 
Композитор: Я композитор. 
Ваня Рублев: А по-моему, ты .....! 
Композитор, тяжело дыша, так и осел. Его неожиданно выносят. 
IV 
Химик: Я химик. 
Физик: А по-моему, ты ....! 
Химик не сказал больше ни слова и тяжело рухнул на пол.

МАКАРОВ И ПЕТЕРСЕН
Макаров: Тут, в этой книге, написано о наших желаниях и об исполнении их. Прочти эту книгу, и ты поймешь, как суетны наше желания. Ты также поймешь, как легко исполнить желание другого и как трудно исполнить желание свое. 
Петерсен: Ты что-то заговорил больно торжественно. Так говорят вожди индейцев. 
Макаров: Эта книга такова, что говорить о ней надо возвышенно. Даже думая о ней, я снимаю шапку. 
Петерсен: А руки моешь, прежде чем коснуться этой книги? 
Макаров: Да, и руки надо мыть. 
Петерсен: Ты и ноги, на всякий случай, вымыл бы! 
Макаров: Это неостроумно и грубо. 
Петерсен: Да что же это за книга? 
Макаров: Название этой книги таинственно... 
Петерсен: Хи-хи-хи! 
Макаров: Называется эта книга МАЛГИЛ. 
Петерсен исчезает. 
Макаров: Господи! Что же это такое? Петерсен! 
Голос Петерсена: Что случилось? Макаров! Где я? 
Макаров: Где ты? Я тебя не вижу! 
Голос Петерсена: А ты где? Я тоже тебя не вижу!.. Что это за шары? 
Макаров: Что же делать? Петерсен, ты слышишь меня? 
Голос Петерсена: Слышу! Но что такое случилось? И что это за шары? 
Макаров: Ты можешь двигаться? 
Голос Петерсена: Макаров! Ты видишь эти шары? 
Макаров: Какие шары? 
Голос Петерсена: Пустите!.. Пустите меня!.. Макаров!.. 
Тихо. 
Макаров стоит в ужасе, потом хватает книгу и раскрывает ее. 
Макаров (читает): "...постепенно человек теряет свою форму и становится шаром. И, став шаром, человек утрачивает все свои желания".
Занавес.

НЕУДАЧНЫЙ СПЕКТАКЛЬ 
На сцену выходит Петраков-Горбунов, хочет что-то сказать, но икает. Его начинает рвать. Он уходит. 
Выходит Притыкин. 
Притыкин: Уважаемый Петраков-Горбунов должен сооб... (Его рвет, и он убегает.) 
Выходит Макаров. 
Макаров: Егор... (Макарова рвет. Он убегает.) 
Выходит Серпухов. 
Серпухов: Чтобы не быть... (Его рвет, он убегает.) 
Выходит Курова. 
Курова: Я была бы... (Ее рвет, она убегает.) 
Выходит маленькая девочка. 
Маленькая девочка: Папа просил передать вам всем, что театр закрывается. Нас всех тошнит! 
Занавес.

АНЕКДОТЫ ИЗ ЖИЗНИ ПУШКИНА 
1. Пушкин был поэтом и все что-то писал. Однажды Жуковский застал его за писанием и громко воскликнул: 
- Да никако ты писака! 
С тех пор Пушкин очень полюбил Жуковского и стал называть его по-приятельски просто Жуковым. 
2. Как известно, у Пушкина никогда не росла борода. Пушкин очень этим мучился и всегда завидовал Захарьину, у которого, наоборот, борода росла вполне прилично. 
"У него растет, а у меня не растет", - частенько говаривал Пушкин, показывая ногтями на Захарьина. И всегда был прав. 
3. Однажды Петрушевский сломал свои часы и послал за Пушкиным. Пушкин пришел, осмотрел часы Петрушевского и положил их обратно на стул. 
"Что скажешь, брат Пушкин?" - спросил Петрушевский. 
"Стоп машина", - сказал Пушкин. 
4. Когда Пушкин сломал себе ноги, то стал передвигаться на колесах. Друзья любили дразнить Пушкина и хватали его за эти колеса. Пушкин злился и писал про друзей ругательные стихи. Эти стихи он называл "эрпигармами". 
5. Лето 1829 года Пушкин провел в деревне. Он вставал рано утром, выпивал жбан парного молока и бежал к реке купаться. Выкупавшись в реке, Пушкин ложился на траву и спал до обеда. После обеда Пушкин спал в гамаке. При встрече с вонючими мужиками Пушкин кивал им головой и зажимал пальцами свой нос. А вонючие мужики ломали свои шапки и говорили: "Это ничаво". 
6. Пушкин любил кидаться камнями. Как увидит камни, так и начнет ими кидаться. Иногда так разойдется, что стоит весь красный, руками машет, камнями кидается, просто ужас! 
7. У Пушкина было четыре сына и все идиоты. Один не умел даже сидеть на стуле и все время падал. Пушкин-то и сам довольно плохо сидел на стуле. Бывало, сплошная умора: сидят они за столом; на одном конце Пушкин все время со стула падает, а на другом конце - его сын. Просто хоть святых вон выноси!



This page was loaded Dec 15th 2017, 9:50 pm GMT.